Деятельность СМЕРШ в годы войны.

Доброго времени суток, Бойцы! Деятельность такой организации как НКВД в годы ВОВ, достаточно хорошо освещена в различных публикациях на эту тему. Гораздо меньше сказано о деятельности СМЕРШ или военной контрразведки.

Смерш

Это со временем, привело к появлению множества различных слухов и мифов, касательно этой организации, а также возникшее к ней “двоякое” отношение. Такой недостаток информации связан прежде всего со специфическим характером самой организации, архивы которой, до сих пор закрыты для широких масс населения.



И, в основном, все публикации, посвящённые этой организации, по большей части носят не исследовательский характер, а описание различных проведённых ей операций, которые пишутся на основе рассекреченных документов этой организации.

Самым главным противником СМЕРШ была АБВЕР, служба разведки и контрразведки, а также полевая жандармерия и РСХА, или в переводе с немецкого, Главное Управление Имперской Безопасности. Также в  обязанности СМЕРШ вменялась работа и на оккупированной советской территории.

В наше время многие не знают и не имеют представления о том, что такое Германская Разведка, а ведь масштаб и ожесточённость войны, которая она вела, не имеет себе равных в истории! Так, к примеру, в начале весны 1942 года, её усилиями была создана организация “Цеппелин”, которая занималась исключительно  переброской за линию фронта, в тыл Советского Союза, своей агентуры. Чуть позже, примерно полгода спустя, была создана просто огромная по своим масштабам, сеть спецшкол, которые готовили исключительно диверсантов и террористов. Эти заведения способны были всего за один год подготовить более десяти тысяч агентов подобного рода и все они, разумеется, “работали” против Советского Союза!

Так что работы молодой спецслужбе, хватало.

И то, что Абвер не оправдал возложенных на него надежд, точно также, как и другие “тайные организации, типа “Цеппелина” и иных, заслуга именно СМЕРШ, а не кого-то иного.

Все операции СМЕРШ за линией фронта предусматривали проникновение в спецслужбы Германии, а также полицию и управленческий аппарат. Также в их задачу входило разложение созданных антисоветских объединений, которые создавались из числа предателей и загнанных в них под страхом смерти военнопленных. Сотрудники Оперативного Отдела СМЕРШ также направлялись во все крупные партизанские отряды с целью проведения координационной деятельности с другими отрядами и с центром, а также с упреждающей целью недопущения внедрения в партизанские отряды немецкой агентуры.

Но не надо думать, что СМЕРШ сразу же, с первых дней войны, приступил к выполнению этих задач. Начало войны было очень тяжёлым для Советского Союза, а Красная Армия практически не располагала материалами о разведорганах Германии, её спецшколах, формах и методах подготовки и проведения подрывной деятельности. Сами оперативники не имели абсолютно никакого не только практического опыта по проведению зафронтовых контрразведывательных мероприятий, не только опыта подготовки, но даже самого представления о сущности такой работы. Не была разработана система по отбору кадров в оперативный отдел, сформированные бригады контрразведчиков готовились недостаточно квалифицированно, крайне слабо были проработаны способы «выхода на связь», явная недооценка перевербовки вражеских агентов, сами «легенды прикрытия» были крайне слабы и неубедительны. О таких вещах, как например, «двойная легенда», когда якобы расколовшийся оперативник излагал её, вторую вымышленную; или же такие спецметоды, как симуляция обмороков при проведении допросов провалившегося оперативника СМЕРШ, вообще никто не слышал.

А потому, в первые полтора года войны контрразведка, в основном, занималась больше разведывательной деятельностью, чем оперативной. Она, скорее, набиралась опыта, чем активно работала и проводились они, в основном, в интересах командования.

Все мы знаем, какое было начало войны: тяжёлые оборонительные бои, быстро меняющаяся линия фронта. В таких условиях СМЕРШ больше работал над переброской за линию фронта групп и отдельных агентов с поставленной задачей разведки прифронтовой полосы и проведений отдельных актов на манер диверсионных.

По максимуму, что тогда делалось — это проведение налётов на прифронтовые гарнизоны противника в целях уничтожения их или же, если стояла такая задача, захвата пленников или важных документов, а иногда и того и другого: перед проведением таких особых заданий оперативный отдел дополнительно усиливался красноармейцами или бойцами НКВД.

“Днём рождения” этой организации можно считать апрель 1943 года, когда было образовано Главное Управление КонтрРазведки (ГУКР) «СМЕРШ». В целом, организация подчинялась Сталину, которому, кстати, обязана и названием, которое до сих пор “на слуху” у спецслужб всего мира. Официально же, она подчинялась Виктору Абакумову, бывшему сотруднику НКВД, который всего за каких-то десять лет прошёл путь от рядового сотрудника до руководителя самой крупной и влиятельной структуры, которая до сих пор вызывает уважение, несмотря “негативные страницы” её истории. Структура-СМЕРША
Четвёртый отдел, отвечающий за ведение за фронтовой контрразведывательной деятельности, численностью в двадцать пять человек, состоял из двух отделений: одно отвечало за подготовку агентуры и координировало их действия. В обязанности второго отделения входила обработка материалов о деятельности органов и школ разведки противника.
Саму же контрразведывательную работу в тылу противника вели вторые отделы «СМЕРШ»: такие виды деятельности, как перевербовка агентов или же выполнение особо важных заданий в тылу, санкционировалось в Центре, но не как не на «местах».

Информация об противнике, методах работы германских спецслужб, шла в основном, за счёт допросов “вычисленных” вражеских агентов и разведчиков, а также из сведений бежавших из плена людей, имевших отношение к разведслужбам противника.

Время шло и набирался так необходимый опыт: качество подготовки агентов, забрасываемых тыл, улучшилось, как и возросло качество легенд прикрытия и линии поведения агентов в экстремальных условиях. Были учтены ошибки и недостатки, что сказалось на том, что агентам перестали давать задания, несвязанные с их непосредственными обязанностями. Начали давать положительные результаты разработанные методы по координационной деятельности разведчиков, работающих в тылу врага, что отразилось в возросшем количестве внедрённых в агентов в «ключевые места», причём большинство из этих агентов, сумев успешно выполнить задания, вернулись обратно.

Внедрённые агенты «СМЕРШ» предоставили практически полные сведения на 359 официальных сотрудников германской военной разведки и на 978 военных шпионов и диверсантов, которых готовили для переброски в ряды Красной Армии. Впоследствии, 176 разведчика противника было арестовано людьми СМЕРШ, 85 немецких агентов явились с повинной, а пять завербованных сотрудников германской разведки остались работать в своих же собственных разведподразделениях по заданию советской контрразведки. Также удалось внедрить несколько человек в ряды Русской Освободительной Армии (РОА), которая находилась под предводительством генерала Власова, в целях её разложения. Результатом этой работы было то, что за десять месяцев на советскую сторону перешло больше тысячи двухсот человек.

После второй половины 1943 года СМЕРШ стал активно претворят в жизнь заброску в тыл немцам советских агентурных групп, перед которыми ставились задачи по сбору специфической информации вроде сведений о методиках подготовки и задачах СС или проведение захватов кадровых агентов. Такие группы по количеству входимых в них человек, были малочисленны: три, максимум, шесть человек, объединённых общим заданием, но, тем не менее, “заточенных” и под свою, индивидуальную, задачу: непосредственно, человек СМЕРШ, несколько опытных агентов, с обязательным знанием местности, где им предстояло работать, а также радист.

С начала 1943 года и по середину его, было заброшено семь таких агентурных групп общим составом в сорок четыре человека. Потери же за всё время их пребывания там составили всего четыре сотрудника. С сентября 1943 по октябрь 1944 таких групп, действовавших на территории врага, было уже в несколько раз больше: четырнадцать радистов, тридцать три агента и тридцать один оперативный сотрудник СМЕРШ вели очень активную работу, в результате чего на сторону Союза перешло сто сорок два человека, шесть наших агентов смогли внедрится в немецкую разведку и были вычислены пятнадцать агентов Фашисткой Германии.

Эти операции до сих пор являются классикой оперативного искусства и их до сих пор изучают на соответствующих «курсах» в нашей разведке. Так, например, благодаря только агенту под кодовым именем «Марта», Управление контрразведки «СМЕРШ» смогло в августе 1943 года задержать немецких агентов и изъять у них две радиостанции, которые те не успели уничтожить. Эти радиостанции потом использовались в радиовойнах с целью дезориентации противника.

Вообще, к “радиоиграм” СМЕРШ подключился и активно начал действовать, со второй половины 1943 года. Целью этих “радиовойн” была передача ложной информации от лица засланных немецких агентов. Значение им придавалось огромное: ведь отталкиваясь от такой информации, немецкая разведка давала неверные данные в вышестоящий “генштаб”, а там, соответственно, принимали такие же, неверные решения. А потому, количество таких “игр” с противником, стремительно росло: к концу только 1943-го Смерш вел 83 радиоигры. Всего же, начиная с 1943 года до конца войны было проведено “радиоигр” общим количеством около двухсот. Благодаря им на нашу территорию удалось заманить свыше 400 кадровых сотрудников и гитлеровских агентов, захватить десятки тонн грузов.


Операция "Сатурн".Опыт, накопленный особыми отделами, дал великолепную возможность органам Смерш перейти от обороны к нападению, заключающийся в срыве операций германских спецслужб и разложению их механизма “изнутри”. Основной упор был сделан на проникновение разведчиков в аппарат абвера и подчиняющимся ему школы, в результате чего появилась отличная возможность заранее узнавать все планы и действовать “на опережение”.

Одним из самых ярких примеров такой высокопрофессиональной работы зафронтовой агентуры является “разработка” разведшколы гитлеровской агентуры, носящей название «Сатурн». Именно эта операция чекистов служит образцом для всех спецслужб мира и легла в основы кинофильмов «Путь в «Сатурн», «Сатурн почти не виден» и «Конец «Сатурна». В сюжет этих фильмов легли следующие реальные события:

Двадцать второго июня 1943 года в Тульской области около села Высокое, был задержан некто, назвавшийся капитаном Раевским. После задержания, он попросил срочно доставить его в ближайший отдел контрразведки.
Оказавшись там, капитан Раевский тут же заявил, что является агентом-курьером немецкой разведки, и направлен он в Подмосковье с заданием. Явившись сюда, он просить оформить ему явку с повинной.
Было выяснено, что его настоящее имя Козлов Александр Иванович двадцати трёх лет от роду. Он является бывшим лейтенантом Красной Армии и принимал активное участие в качестве командира батальона в тяжелейших боях под Вязьмой. Когда дивизия вместе с другими соединениями попала Западного фронта, попала во вражеский котёл, Козлов вместе с группой бойцов и командиров предпринял несколько попыток вырваться из окружения. Когда стало понятно, что это сделать невозможно, он решил добраться до занятого немцами Дорогобужа: небольшого городка в Смоленской области, с целью начать партизанскую борьбу. Далее, он попал в засаду, оказался в плену и был помещён в концлагерь.

Примерно через месяц, как он туда попал, его вызвали в администрацию лагеря, где был допрошен немецким офицером, являющийся представителем Абвер команды-1Б. После состоявшейся беседы, Козлова направили на работу в немецкую часть, находящуюся неподалёку, где он пробыл крайне недолго: через два дня его вызвали в комендатуру предложением стать немецким агентом, пройдя предварительную подготовку.
Школа, куда был направлен Козлов, специализировалась на подготовке радистов и агентов-разведчиков. Здесь он, получивший псевдоним «Меньшиков», постигал радиодело, нюансы по сбору необходимых сведений, а также слушал курсы об организационном построении Советской Армии.
Двадцатого июня 1943 года, его одели в форму капитана Красной Армии, дали документы прикрытия на имя капитана Раевского и задание: добраться до подмосковной деревни Малаховки, связаться с немецким агентом «Ароматовым», передать ему питание для радиостанции, деньги и бланки документов.
Днём позже, на бомбардировщике, Козлов пересёк линию фронта и был выброшен с парашютом в Тульской области. Когда его доставили в СМЕРШ, он без колебаний согласился на на предложение вернуться на немецкую сторону с «ответным» заданием.

Новому агенту, получившему псевдоним «Следопыт», уже третье за короткое время, поставилась следующая задача: внедриться в Борисовкую разведшколу и собрать сведения об Абвер команде-103, в ведении которой находилась школа, о всём её преподавательском составе, а также учащихся. Необходимо также было вычислить лица, уже являющихся немецкими агентами и которые уже были заброшены в советский тыл.
Семнадцатого числа июля месяца «Следопыт» успешно успешно перешёл линию фронта в полосе боевых действий. Как только Козлов оказался «на месте», он назвал условленный сигнал «Штаб-Смоленск» и тут же был направлен в Абвер команду-103.
На немецкой стороне в тот день царило веселье: они не скрывали радости в связи с удачным возвращением «Меньшикова»: было даже организовано застолье, на котором присутствовали все руководители Абвер команды-103 и преподаватели школы. В какой-то момент,Козлов почувствовал, что его пытаются напоить, чтобы «развязать» язык, но тренированный на спиртное организм оказался более стойким, чем ожидали немцы, и Козлов смог себя проконтролировать в этот момент и не “наговорить лишнего”.
В 1943 году «Следопыт» прибыл в Борисов, где его назначили преподавателем в центральной школе агентурной разведки. Через некоторое время, он принял присягу на верность Гитлеру и получил звание капитана РОА.

После того, как связь с советской стороной через курьера, была практически потеряна (в связи с поражением немецко-фашистских войск на Орловско-Курском направлении, школа переехала в Восточную Пруссию), Александр Иванович принял решение склонять подготовленных вражеских агентов к сотрудничеству с советской контрразведкой.
Как только в школу на обучение прибывала очередная партия потенциальных агентов, Козлов, как отвечающий за учебный процесс, лично знакомился с каждым, тут же мысленно подразделяя их на три категории: фанатиков фашизма, нейтральных и настроенных против них. Наиболее преданных идеям фашизма, он компрометировал и отчислял из школы, к сотрудничеству же привлекал лиц из первой группы. Попадались и уже подготовленные профессионалы. Так, например, ему удалось склонить н сторону Советов отлично подготовленного агента-радиста под псевдонимом «Березовский», человека, по мнению Козлова, весьма хитрого и умного. Ему удалось склонить к явке с повинной, для чего «Березовскому», был даже дан условный пароль «Байкал-61», который он должен был назвать любому агенту от СМЕРШ любой воинской части.

Кстати, в истории СМЕРШ нет ни одного случая, чтобы было “наоборот”: ни разу германская разведка не пыталась внедрить “своего” человека в органы Смерш, видимо, считая это неосуществимым.


Символика военной контразведки.Профессионализм и боевая подготовка агентов СМЕРШ всё время возрастала. Если взять в качестве примера, только Сражение под Курской дугой, то в её ходе смершевцы  “вычислили” и смогли обезвредить более полутора тысяч немецких агентов и, что самое, главное, диверсантов. Контразведка СМЕРШ Центрального фронта обезвредила 15 вражеских групп противника. Кстати, в числе этих диверсантов входила группа, целью которой была ликвидация командующего фронтом генерала Рокоссовского.

Во время битвы за Днепр отдел СМЕРШ 1-го Украинского фронта уничтожил 200 агентов вермахта и 21 разведгруппу. Годом позже было упреждена попытка покушения на Сталина. В ходе Висло-Одерской операции (начало 1945 года) при участии смершевцев 1-го Белорусского фронта было ликвидировано 68 диверсионно-разведывательных групп противника. В ходе Кенигсбергской операции (апрель 1945 года) смершевцы 3-го Белорусского фронта пресекли деятельность 21 диверсионно-разведывательной группы.
Смершевцы 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта принимали участие по “зачистке” Рейхстага и Рейхсканцелярии, они же принимали активное участие в розыске и задержании нацистских лидеров, а также в опознании трупов Гитлера и Геббельса.

При этом все эти проводимые операции были очень хорошо скоординированы: иной раз в таких мероприятиях задействовали до многих тысяч человек!

Ближе к концу войны, перевербовка курсантов и сотрудников на сторону Советского Союза, существенно упростилась. Люди, чувствуя, что Германия терпит поражение, охотнее и легче шли на контакт, пытаясь любыми способами загладить вину перед Родиной.

После того, как Красная Армия вступила на территорию государств Восточной Европы, СМЕРШ начал сворачивать свою зафронтовую работу. Это было связано с очень быстрым продвижением советских войск, а это значит, что линия фронта менялась каждый день, всё время смещаясь в сторону Запада. Работа в таких условиях становилась малоэффективной. Кроме этого большинство разведорганов уже было разгромлено, а те, что остались, были расформированы, а их личный состав влился в ряды оборонявшихся вермахта.
Сам же СМЕРШ просуществовал до 1947 года, когда руководящей властью было сделано перепрофилирование организации “сообразно послевоенному времени”: теперь на первый план выходили работы по розыску нацистских преступников, оккупантов и оставшихся агентов противника. Кроме этого, она должна была заниматься внутриполитическими делами чисто идеологического характера: депортациями, интернированием, борьбой с инакомыслием.

В наше время, к этой организации сейчас сформировалось в большей степени, отрицательное отношение и прежде всего это связано с той работой, которой она занималась сразу же после войны. Но, как-бы там не было, СМЕРШ никогда не был преисподней, а её агенты — демонами. Во-первых, это государственная организация и исполняла она приказы вышестоящего начальства, а кому она подчинялась, уже было сказано. Во-вторых, сейчас как-то забывают, что время было послевоенное, а потому, военная контрразведка продолжала действовать «по законам военного времени». Действия её, конечно, бывали и жестокими, например, расстрел на месте преступления, но именно эти действия сдерживали различных мародёров и иных отбросов общества, которые только и ждали случая, чтобы поживиться за счёт чужого горя. Все мы видели новостные кадры, посвящённые войне в Ираке. Разве не появилось там тут же мародёрство, как среди местного населения, так и с американской стороны? А кто разграбил музей, когда пропало множество ценнейших экспонатов? А грабежи? А издевательства над населением? Вот такими вещами СМЕРШ занимался также. Тот-же фильм “Ликвидация”, снят не на “пустом” месте, а имеет под собой реальную историческую основу.


Ну а если, вообще подвести итог работе агентов СМЕРШ, то можно сказать, что на деле её работа не сводилась к одним только силовым задержаниям с «качаниями маятника» и стрельбой с обеих рук «по-македонски». По большей части, это была аналитическая работа по сбору и анализу информации, но, тем не менее, это была самая эффективная организация, созданная в военное время. Работа, которая была мало похожей на ту, какой её показывают в фильмах, но эффективность её от этого не страдала. Если же читатель хочет получить некое представление о такой работе, то я рекомендую к прочтению цикл книг «Обет молчания» автора Ильина, особенно первые две. Вот как раз в них и описывается работа такого законспирированного человека и его ювелирные методы и специфическая подготовка, то, как он добивался своих целей не работая кулаками, а умело спланированными действиями, для постороннего человека воспринимающиеся как жизненные случайности.

 

С уважением, Роман Викторович.

5 комментариев к статье Деятельность СМЕРШ в годы войны.

  1. ЛЕОНИД

    Спасибо за статью Роман!Несомненно разведка это борьба умов.Но было бы интересно узнать о РБ и методов подготовки зафронтовых разведчиков и маршагентов.Смею порекомендовать небольшую книгу Ю.КИМ “ШКОЛА ПРИЗРАКОВ”.

    Ответить
  2. александр

    сложное впечатление от статьи, такое чувство, что автор слабо представляет себе, как германские так и советские спецслужбы. Полевая жандармерия не занималась засылкой агентов в советский тыл, а то что в структуре работали сотрудники абвера, так это были не разведчики, а контрразведчики, которые фильтровали в прифронтовой полосе и в зоне военных объектов подозрительных лиц. В первый период войны сотрудники особых отделов в основном уничтожали немецких агентов и “разведывательной” работой не занимались. Это была деятельность военной разведки, 4-го управления (Судоплатов), позднее появились всевозможные штабы партизанского движения. Через какое то время стали захватывать живьем, а еще через каое то время видимо в 1943 г. стали стремиться захватывать радистов и руководителей разведгрупп предельно мягко, чтобы можно было использовать в радиоиграх. Хотя эффективность этих мероприятий видимо была достаточно низкой, т.к. всего за ВОВ было захвачено порядка 30 000 агентов немецких спецслужб а радиоигр было всего 189 (по другим данным 182) из них 2 радиогриры “Монастырь” и “Березино” проводило 4-е управление и материалы в СМЕРШ по ним не передали, был скандал, Абакумов (начальник СМЕРШ) дошел до Сталина, и тот оставил их за 4-м управлением. В связи с тем, что часть захваченных агентов немецкой разведки давало полный расклад по школам (школы разведчиков, диверсантов, радистов), где они обучались, их информация подтвердилась и СМЕРШ, согласно полученным агентам заданий, которое предполагало возвращение агентов-разведчиков к немцам, направляло этих лиц, обратно к немцам. Видимо таких было не очень много, точных данных нет, но информация о проникновение в немецкие разведорганы (в частности в разведшколы) крайне скудная, наиболее известна ситуация с проникновением в “Сатурн” (на память Абверкоманда-203 но точно не помню), т.к. Козлов это не сотрудник разведки или контрразведки а перевербеванный немецкий агент. Кстати по некоторым данным первого реального сотрудника абвера в чине лейтенанта контрразведка захватила в 1943 г. когда немцы заслали к нам в Калмыкию разведчиков-диверсантов, для организации националистического повстанческого движения в тылу Красной Армии, эта группа частично была разгромлена, частично захвачена. Пленных склонили к работе на СМЕРШ и началась радиоигра “Арийцы”. Примерно с 1944 г. СМЕРШ начал целенаправленно направлять людей в тыл к немцам, чтобы они проникали в разведорганы немцев, направлялись группы для захвата документов и сотрудников немецких разведорганов, в частности на территории Польши группа СМЕРШ захватила архив какого-то немецкого разведподразделения, но как всегда (при Сталине умели хранить тайну) кто, как, где, что захвачено толком неизвестно. Насчет проникникновения агентов в СМЕРШ нигде не читал, но учитывая, что в разведку НКГБ, военную разведку, НКГБ, НКВД, и в другие важные военные, траспортные и т.д. органы СССР немцы все-таки проникали, возможно что и в СМЕРШ они тоже попали. Для примера в 1941 г. немцами был захвачен в числе отступающих член ЦК ВКП(б), а их было человек 100-150, его вербанули и направили с заданием по “месту работы” в Москву, каким образом этого агента разоблачили и кто это был тоже неизвестно. Насчет профессионализма сотрудников СМЕРШ, очень сложно судить, по мемуарам (порядка 15-20 книг, появившихся кстати в конце 90-х – 2000-ые гг.) подготовка рядового сотрудника СМЕРШ, находившегося в частях, продолжалась около 1-3 месяцев, за это время из обычного военнослужащего подготовить сыскаря невозможно. Но работали крайне эффективно, например в мемуарах писателя Ивана Стаднюка есть такой момент, ему – военному журналисту газеты предложили познакомиться с королем Румынии Михаем 1-ым, когда он на утро вернулся в часть (встреча была вечером) военный контразведчик уже знал, что Стаднюк встречался с объектов оперативного интереса контрразведки, т.е. во время встречи установили человека, отправили запрос по месту службы, проверили, дали ответ. Даже для нашего времени это круто, а для 1944-45 гг. это вообще запредельно, но так работали РЯДОВЫЕ, абсолютно обычные, сотрудники СМЕРШа. А насчет того, что в конце войны мероприятия по разведогранам немцев стала сворачиваться это не верно, в советском тылу, было невероятное количество людей работавших на немцев, только официально на оккупированной территории было 1,5 миллиона советских граждан, работавших в немецких учреждениях, кто бургомистром, кто полицейским, кто переводчиком и т.д. в каждой немецкой дивизии служили несколько сотен “хиви” т.е. не немец который выполняет как правило вспомогательные функции: ездовые, водители, ремонтники и т.д. и т.п. А были люди которые сознательно боролись с Советской властью (только дивизий СС из числа бывших граждан СССР было 7 или 8) многие прошли через разведорганы Германии и направлены в СССР для диверсий, разведки, вредительства, подрывных действий, выявить таких агентов было крайне сложно, поэтому не только СМЕРШ, но и другие секретные (и не только) службы СССР были ориентированы на захват архивов, немецких функционеров и других носителей секретной информации, в лагерях военнопленных выявлялись все кто мог знать такого рода информацию, а затем с ними годами работали вытаскивая из них имена, приметы, и все что можно было использовать для поиска предателей. Насчет расстрела на месте работа СМЕРШ заключалась в другом, выявление вражеских агентов, пресечение паники в частях, распространения слухов о могуществе немецой армии и техники. Например среди солдат в 1941 г. считалось, что немецкая техника ездит на воде немцы добавляют в нее белый порошок и вода становится топливом, или то, что с немецкого самолета видно затаившегося на земле человека, бред но в это верили. И с этим тоже боролись военные контрразведчики, в начале войны контрразведчики очень часто заменяли погибших командиров, в основном потери среди особистов ложатся на 1941-42 гг. когда приходилось личным примером поднимать людей в атаку, руководить боем и т.д. По окончанию войны (кажется осенью 1945 или в 1946) СМЕРШ прекратил свое существование т.к. был заточен под военное время, в связи с массовой демобилизацией, прекращением работы немецких и союзных им раведслужб СМЕРШ в прежнем виде был не нужен, многие ушли в территориальные органы МГБ, на гражданку, многие остались на территории контролировашейся нашими войсками (Германия, Австрия, Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, затем Китай и др.), для выявления сотрудников вражеских спецслужб и пресечения диверсионной и иной деятельности. После этого 10 лет борьбы с ОУНовским подпольем, причем в некоторых регионах днем была советская власть а ночью националистическая, и опять бывшие СМЕРШевцы смогли не только противостоять противнику но и победить. Извиняюсь что сумбурно написал, надоело читать всякие сказки и смотреть сериалы-выдумки о работе таких людей. Да жестко, иногда жестоко, но запредельно эффективно.

    Ответить
    • Роман Викторович

      Никто в наше время уже не скажет точно, как оно было на самом деле, хотя книг и прочих исследований на эту тему великое множество. В основе этой лежит небольшая глава из книги (если не ошибаюсь: давненько дело было) “СМЕРШ в годы войны” и придумок моих тут никаких абсолютно нет, да и за истину в последней инстанции я эту статью не выдаю. Так что, мир, дружба, балалайка:)

      Ответить
  3. Автор, пиши еще, много и долго!

    Ответить
    • Роман Викторович

      Запланировано около двухсот абсолютно уникальных статей, не имеющие аналогов в интернете и по самым различным моментам, так или иначе имеющих отношение к БИ. Так что, на следующий год материала хватит с лихвой и ещё останется, другое дело, что времени свободного – кот наплакал, от того и статьи выходят не так часто как хотелось бы

      Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*

Яндекс.Метрика